«Самая большая угроза — санитарная зона». Что с мобилизацией в Украине на фоне планов Путина увеличить армию — интервью с Романом Костенко

Роман Костенко, народный депутат, секретарь комитета ВР по нацбезопасности (Фото:Роман Костенко / Facebook)

Секретарь Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности, обороны и разведки Роман Костенко в интервью Radio NV — о планах российского диктатора Владимира Путина увеличить задействованное в Украине войско на 300 000 человек, потенциальное наступление оккупантов с севера, в частности из Беларуси, и законопроект о мобилизации.

https://www.youtube.com/watch?v=TkGLuaqJ2JM&t=1s

 — Президент Владимир Зеленский заявил, что Россия на 1 июня готовит дополнительную мобилизацию в 300 тысяч штыков. Что вы думаете о таких темпах мобилизации на России? Как это в целом повлияет на ситуацию, по вашему мнению?

— К нам [3 апреля] как раз приходили представители разведок, докладывали общую обстановку. Конечно, есть много вещей, о которых я не могу сказать. Я буду рассказывать свой анализ того, что я вижу вообще, не ссылаясь на некоторые конкретные факты или конкретные ответы от них.

Относительно мобилизации. Мы видим, что Россия собирается даже срочников больше призвать сейчас. И для них основной задачей не является вопрос, например, мобилизовать для того, чтобы где-то ударить. У них в целом вопрос (так же, как и у нас) стоит о мобилизации личного состава для проведения дальнейших операций. Потому что по состоянию на сейчас у них этих сил нет.

У них есть силы для проведения тактического уровня операций — таких, как в Авдеевке, где с помощью больших потерь продавили. Это может быть на других направлениях, и они могут это сделать. Несмотря на то, что у нас ограниченный ресурс боеприпасов. И они ищут разные пути для того, чтобы набрать нормальное количество личного состава, для того, чтобы были резервы, чтобы они могли в перспективе выполнять их задачи.

Первый план у них — это увеличить призыв срочников. И они изменили законодательство: если раньше срочники могли через полгода переходить на контракт, сейчас по факту на следующий день, через некоторое время после подготовки эти срочники могут уже подписывать контракты и идти в зону боевых действий, воевать в Украине.

И они для этого создают все условия. И социально их поддерживают, и финансово, что также важно. А для них это является основным аргументом, чтобы их стимулировать идти в Украину. Поэтому это один аспект.

Другой — они делают краткосрочные контракты, которые в основном касаются глубинки. По данным наших специальных органов, у них было достаточно хорошее [денежное вознаграждение] за подписание краткосрочного контракта на полгода, они еще повысили его для того, чтобы стимулировать на эти полгода людей идти, чтобы было больше добровольцев.

Плюс текущая мобилизация у них идет. Она не глобальная, но они пытаются также подбирать людей. У них с этим проще, потому что людей больше, и таким образом они пытаются работать.

Относительно угроз, о которых говорит президент. По состоянию на сейчас, для проведения стратегических операций, когда противник своими действиями может завладеть какой-то отдельной областью или более чем областью, мы не наблюдаем [достаточного ресурса]. Мы наблюдаем то, что противник пытается на наших северных границах или даже больше в глубине создать мощную оборону. И это выглядит так, что они хотят обезопасить прежде всего свою территорию от таких нападений, как были, например, на Белгородскую область.

Чего нам нужно бояться именно с севера, по состоянию на сейчас?

От admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *